• zarya.chern@tularegion.org
  • 301090, Тульская область, п. Чернь,
    ул. К.Маркса, д. 31.
  • +7 (48756) 2-13-70+7-953-198-34-65
 
К 80-летию освобождения Черни: ночные рейды кавалеристов Якуба Кулиева по Чернскому району 14.12.2021 15:23:00

К 80-летию освобождения Черни: ночные рейды кавалеристов Якуба Кулиева по Чернскому району

В начале ноября фашисты вели бои за Тулу. Возникла серьезная угроза прорыва врага к Москве с юго-запада. В этот момент было крайне необходимо бросить в бой все наличные силы, чтобы оттягивать на себя гитлеровские части и соединения, наступающие на Тулу. Ввели в дело и 21-ю горно-кавалерийскую дивизию под командованием Якуба Кулиева.

С 25 октября по 5 ноября 1941 года кавалеристы совершали непрерывные марши, то и дело вступая в бои. Маршрут протяженностью более чем 300 километров проходил через Курск, Щигры, Маховое, Колпны, Сетенево, Русский Брод, Хомутово, Корсаково. 6 ноября дивизия вышла к райцентру Корсаково, где вошла в оперативное подчинение командующего 3-й армией.

8 ноября полк выбил врага и из деревни Ишково, что в 15 километрах от города Чернь. Отсюда бойцы дивизии провели целый ряд ночных налетов на железнодорожные станции Горбачеве и Чернь, а также на населенные пункты Орлик и Старухино, заставляя противника быть в постоянном напряжении, распылять свои силы.

О боевых действиях 21 КД в районе, продвижении немецких войск через Чернь в ноябре 1941 года подробно описано в части I «Неизвестные страницы боевых действий под Тулой» (Документы и материалы. Тула – 2011). «13 ноября части 18 ТД прибыли в район Чернь- Горбачево и стали продвигаться в направлении Ефремова». (стр.9).

В боевом приказе №1, штарм 3. Ефремов 4.11.41. 23.00 говорится: «3… конная группа захватывает Чернь. 8. Конной группе (21, 29 КД) под командованием полковника Кулиева выступить из-за занимаемого района в 10.00. 6.11.41. В 5.00 7.11.41. произвести налет на Чернь, где уничтожить пр-ка. Занять для обороны рубеж западнее Чернь, Выползово, Чернь, Бортное. Не допустить движение противника со стороны Мценск по ж.д. и шоссе. Оставаться в районе Чернь до особого распоряжения. Вести разведку на Меркулово, на Мценск, Бобрик». (ЦАМО. ф.3571. оп.1. д.3. л.30-31).

В статье «Улов» В. Рязанов, инвалид Отечественной войны, член Союза журналистов России, рассказывает о конниках 21-й кавалерийской дивизии полковника Я.К. Кулиева, совершивших смелые налеты на Чернь. «А вот по Черни было решено ударить 8 ноября 1941 года в конном строю 112-го КП, которым командовал майор Хасан Харазия. Ровно в час ночи ударили по эскадронно (всеми четырьмя) со всех сторон. Здесь в Черни, едва ли не впервые была дана установка на рассечение гарнизона, окружение по частям и уничтожение. Применили с этой целью хитрость. Трофейными ракетами обозначили «свободные» для отряда места. Немцы валили на «огонек», где их встречали красноармейские засады».

Именем прославленного генерал-майора Якуба Кулиева названа одна их улиц Черни.

Наталья Зайцева

фото из фондов Чернского музея

Фронтовая быль «Улов» (кавалеристы в боях на чернской земле)

В.Д.Рязанов,

инвалид Великой Отечественной войны, член Союза журналистов России

Когда Фыца прибыл в эскадрон, все сразу заинтересовались его именем. 21-я кавалерийская дивизия была сформирована и дислоцировалась в Средней Азии, довольно интенсивно «разбавлялась» представителями Северного Кавказа, а у всех этих народов, как правило, имена собственные носят смысловую нагрузку, и нередко от них в жизни многое зависит. Оказалось, что «Фыца» означает по-кабардински цвет – «Чёрный»

Драться с фашистами 21-я дивизия начала в сентябре 1941 года на Сумщине. К ноябрю была уже основательно обескровлена, трижды вырывалась из кольца, сильно нуждалась в отдыхе и пополнении. 23 октября отвели, наконец, её с «передка». Повеселели даже лошади, которые всё «знают» не хуже своих хозяев. Но уже 25-го поступил приказ седлать коней из расчёта дальнего похода, и пошли вновь мелькать города и веси. Разбитые вдрызг дороги, бессонные ночи, бесчисленные схватки с врагом.

Выступили 25 октября из местечка с весёлым названием Цветаево. За десять дней оставили позади свыше 300 километров и больше десятка больших и малых городов и местечек: Курск, Щигры, Маховое, Колпны, Сетенёво, Русский Брод, Хомутово, Корсаково… Крепко с помощью местных партизан пощипали фашистов в Войково, выбили их из Ишково в праздничный день 8 ноября. Здесь и вбежал в хату отдыхающих конников командир 4-го эскадрона 112-го полка лейтенант Коля Бабушкин:

- Ну, Макоев! У тебя сегодня особый день: приказано из фрицев, засевших в Черни,  хакурт  сделать.

Все весело загомонили, уже зная это кабардинское слово, означающее поджаренную и размолотую в муку кукурузу. А кто-то добавил ещё одно: «Дадим фрицу  шибжи  под хвост». (шибжи – стручок едкого красного перца). А главное, все заявляли, что, раз по Черни будет удар, то Фыца-Чёрный – должен особенно отличиться.

Возможность была, так как было решено, что атаковать Чернь 112-й полк будет в конном строю, что дело было довольно редкое.

В 26-м томе знаменитого Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона на странице 780 есть такая фраза: «По развитию коневодства Кабарда занимает первое место в России».

У нас мальчишку раньше сажали на коня, чем учили ходить. И сейчас ещё есть старики, которые в седле чувствовали себя увереннее, чем на земле. Очень сильно подорвала коневодство коллективизация, но в 30-40-е годы ещё во всех колхозах оставались табуны, где выращивались чистокровные кабардинские скакуны –  шагди, и строевые лошади –  уанэш. Фыца в родном колхозе села Урожайного (бывшее Абаево) с 12 лет работал табунщиком, брал призы на скачках и на соревнованиях по вольтижировке, а незадолго перед войной со своими лошадьми участвовал в двух крупных военизированных походах по маршрутам Пятигорск – Ростов – Пятигорск (на скорость) и вокруг Главного Кавказского хребта (на выносливость), завоевав признание.

Думается, никого теперь из чернян не удивит, когда я скажу, что не было в войну в кавалерии Красной Армии такой части, где не воевали бы мои земляки – кабардинцы и терские казаки, балкарцы и татары, черкесы, кумыки, осетины… За полвека поиска героев-земляков я ознакомился с фронтовыми судьбами тысяч конников, и очень немногие из них участвовали в боях в конном строю. Как правило, конь использовался для быстрых перебросок войск, для оперативных манёвров, а когда доходило до боя, то копали окопы и «садились» в оборону или шли в атаку на своих двоих, пластунами. В войну действовала целая Кабардино-Балкарская кавалерийская дивизия из 6200 сабель. Я и сейчас встречаюсь ежедневно с её бойцами, и никто не помнит атаки в конном строю не только всей дивизии, но даже полком.

А вот по Черни было решено ударить 8-го ноября 1941 года в конном строю силами 112-го кавалерийского полка, которым командовал абхазец Хасан Лагустанович Харазия, майор (впоследствии, генерал, командир дивизии). Абхазцы и кабардинцы принадлежат к одной, очень небольшой группе абхазо-адыгских языков, и Харазия знал Макоева. Словно сговорились, и он туда же: «Сегодня твой день, Фыца: Чернь атакуем…»

Рассказать о любом бое, большом или малом, - дело безнадёжное, особенно о ночном: сколько бы в нём не было участников – хоть два, хоть тысяча, столько будет и вариантов. Поэтому займёмся только нашим героем.

Вспомним, что это было время наивысших успехов гитлеровского рейха. Победа, собственно, была уже «в кармане», и буквально со дня на день ожидали падения Москвы и Ленинграда. Достаточно вспомнить, что Чернь находится на одной параллели с Москвой, и пленённый Фыцей лейтенант (о нём речь впереди) прямо говорил, что они ожидали отправки отсюда в Москву на зимние квартиры по «железке» в классных вагонах.

Отсюда такая беспечность: ночевали в домах, оставив на морозе только небольшое охранение, которое «отпугивало» возможного противника, а вернее – «веселило» себя разноцветными ракетами. Порой их трассы и «фонари» сплетались в красивые узоры, что лишний раз подтверждало «игривое» настроение «охранников».

Их сняли легко и быстро. А ровно в 1.00. ударили по-эскадренно (всеми четырьмя) со всех сторон.

Сразу скажем, что это была пора, когда части и подразделения действовали ещё робко, шаблонно, основной тактикой было «изгнание», «выталкивание», «вытеснение». Здесь, в Черни, едва ли не впервые была дана установка на расчленение гарнизона, окружение по частям и уничтожение. Применили с этой целью тонкую хитрость. Трофейными ракетами обозначали «свободные» для отхода места. Немцы валили «на огонёк», где их встречали красноармейские засады.

Были и «ловкачи». Один из них, лейтенант, поняв, что на переправе через речушку Чернь он вместе с другими попал в «мясорубку», довольно ловко и бесстрашно спрыгнул на береговую кромку и побежал. В нестойких бликах боя и при беспорядочной стрельбе попасть в него никак не могли, а он всё отдалялся, растворяясь в ночной мгле. Тогда стал спускаться на своём Тереке вниз Фыца. Хитрый и ловкий попался немец. Когда Фыца был совсем рядом, он, промахнувшись перед этим дважды из «парабеллума», плюхнулся на землю, правильно рассчитав, что конь пронесёт красноармейца мимо, а пока он будет разворачиваться, его легко можно уложить одним-двумя выстрелами.

Но не знал лейтенант, что перед ним лихой джигит, который на кабардинских свадьбах и других весельях на всём скаку подбирал с земли «оброненные» девицами носовые платки… Не успел лейтенант моргнуть глазом, как был ловко подцеплен сильной рукой Фыцы за широкий ремень и без снижения скорости доставлен в центр Черни, где возле горящего дома руководил ходом боя Харазия.

…Долго потом в полку, желая установить время какого-нибудь события, говорили, что это было до или после того боя, когда Фыца-Чёрный на Черни фрица с земли за ремень подцепил…



Возврат к списку

Написать в редакцию