Толстые на чернской земле 16.09.2018 09:03:00

Толстые на чернской земле

В 2010 году исполнилось 180 лет со дня рождения Марии Николаевны Толстой, любимой сестры Льва Николаевича. В селе Покровском Чернского района до наших дней сохранился дом Марии Николаевны. 
У её матери Марии Николаевны Толстой, происходившей из знатного, богатого рода Волкон-ских, уже было четыре сына, когда она снова ожидала ребенка. Графиня мечтала о дочери. Однако ей недолго пришлось радоваться. Когда маленькой Машеньке исполнилось всего лишь пять месяцев, ее мать умерла. А через семь лет у нее не стало отца. Лев Николаевич Толстой, который был старше своей сестры на полтора года, впоследствии, став писателем, так напишет об этом: «Матери своей я совершенно не помню. Мне было полтора года, когда она скончалась». Но чувство нежной любви к матери проходит через всю его жизнь. 
Воспитанием будущего писателя, его братьев – Николая, Сергея и Дмитрия, а также и их сестры Маши занималась в основном троюродная тетка – Татьяна Александровна Ергольская. Это ей Л.Н. Толстой посвятил в своих «Воспоминаниях» VI главу, начинающуюся словами: «Самое важное лицо в смысле влияния на мою жизнь была тетенька, как мы называли ее, – Татьяна Александровна Ергольская. Около 50 лет жила она тут и не только зла, но неприятного не сделала никому. Мне жутко без нее». Кроме того, в период с 1841 по 1847 гг. опекуншей детей умершей графини была Пелагея Ильинична Юшкова, родная сестра отца Н.И. Толстого. Любимые тетушки не обижали рано осиротевшую Машеньку и старались исполнить все ее прихоти и пожелания. Может быть, поэтому она росла капризной и своевольной девчонкой, но с прекрасным сердцем и оригинальным умом. 
Когда Машенька подросла и ей исполнилось шестнадцать лет, милые тетушки начали подбирать для нее жениха, больше обращая внимание на богатство и знатность рода, чем на его личные достоинства. 
В селе Покровском Чернского уезда Мария Толстая проживала с 1847 года после вступления в брак с бывшим адъютантом штаба отделения Сибирского корпуса графом Валерьяном Петровичем Толстым.
Белый одноэтажный кирпичный дом Толстых стоял на возвышении и был окружен садом и липовыми аллеями, позади которых протекала река Снежедь, а дальше, в заречных далях, виднелись живописные холмы, поля и перелески. Помещикам Толстым принадлежало в то время более ста крепостных крестьян из окрестных деревень и около двухсот десятин распашной земли, лугов и лесных угодий. За садом, на левом берегу реки была мельница с крупорушкой, и у самой плотины, словно негодуя на что-то, постоянно шумела вода, вращая массивные мельничные колеса. Оттуда часто доносились приглушенные голоса людей, приехавших для помола зерна, фырканье лошадей и скрип повозок.
В Покровском был заведен порядок, который, казалось, невозможно было нарушить. В своей книге «Моя жизнь дома и в Ясной Поляне» Т.А. Кузьминская, свояченица Л.Н. Толстого, пишет об этом так: «Люди при господах ходили на цыпочках. По утрам горничная Гаша с высоким гребнем в косе, прямая, с неподвижным лицом то и дело говорила всем, чтобы не шумели, пока почивают господа. А если случайно залает собака или прокричит петух под окном спальни Марии Николаевны, то Гаша стремительно бросалась в девичью и высылала туда какую-нибудь девчонку». «По праздникам в восемь часов утра на пороге комнаты барыни появлялась Гаша, увешанная накрахмаленными юбками и платьями. Она несла их двумя пальцами, как-то особенно воздушно, держа выше головы». 
Самыми близкими соседями Толстых была проживавшая в деревне Хитрово многочисленная семья барона Александра Антоновича Дельвига – брата поэта. Он пользовался уважением и симпатией жителей всей округи.
В эти тихие, укромные места к своей единственной сестре не раз приезжал Лев Николаевич. С ней, а впоследствии и с ее детьми Варварой, Елизаветой и Николаем он всегда поддерживал теплые родственные отношения.
Покровское не раз посещал и Иван Сергеевич Тургенев. Первое его знакомство с владельцами Покровской усадьбы состоялось осенью 1854 года. Известно, что И.С. Тургенев имел какое-то душевное влечение к графине Толстой. Он читал ей свои рукописи и обсуждал их вместе с нею. Иван Сергеевич любил ее тонкий ум и художественное чутье. Он писал П.В. Анненкову о Марии Николаевне: «Мила, умна, проста – глаз бы не отвел». Тургенев изобразил ее в повести «Фауст» под именем Веры Ельцовой и ей же посвятил эту повесть. Мария Николаевна долго помнила о том, как однажды в чистом уютном зале ее дома с широко раскрытыми синими ставнями тихим летним вечером она аккомпанировала Ивану Сергеевичу на фортепьяно, а он с большим вдохновением пел для нее романс В.В. Абазы.
«Утро туманное, утро седое,
Нивы печальные, снегом покрытые…»
Шли годы. Семейная жизнь в усадьбе Толстых при полном материальном достатке не была идеальной. Выйдя замуж по совету тетушек за своего родственника Валерьяна Петровича Толстого, который был на 17 лет старше нее, она чувствовала себя несчастной. Будучи когда-то военным человеком, ее муж был слабо подготовлен к рациональному ведению хозяйства, которое стало заметно приходить в упадок. Его больше влекли встречи со своими бывшими по службе друзьями, охота и поездки на теплые воды южных морей или заграницу.
Кроме того, как пишет Т.А. Кузьминская, «он вел безнравственную жизнь и изменял жене, когда только представлялся случай». Свекровь Елизавета Александровна любила свою невестку и, оберегая ее, как могла, от неприятностей, старалась все скрыть. Но после её смерти Мария Николаевна, узнав все происходившее, была сильно огорчена.
Руководить хозяйством М.Н. Толстой большей частью приходилось самой: она ездила в соседнюю деревню Кресты к купцу Федотову относительно продажи овса или ржи по договорным ценам, в Чернь – для осуществления в банке кредитно-денежных операций, не раз вела беседы с чернским купцом Дульневым по поводу продажи ему части земельных угодий.
Как вспоминала одна из племянниц графини Мария Сергеевна Бибикова: «У Марии Николаевны была тройка лошадей, карета с тремя окнами, обитая изнутри желтой материей. В тройке гнедых коней шел смирный старый коренник с длинной седой гривой, а по краям его – похожие на него пристяжные. Мария Николаевна боялась ездить, и при спуске вниз с крутой Хитровской горы она обычно кричала кучеру Архипу:
– Батюшка Архип, тише, тише!.. – и хваталась за край кареты, широко раскрывая при этом черные глаза, в эту минуту полные ужаса. Спустившись с горы благополучно, она сразу менялась и говорила:
– Теперь ты можешь ехать пошибче, – и лицо ее выражало полное удовольствие. Мелодичный колокольчик начинал весело заливаться под дугой. Во время езды Марии Николаевне казалось, что лошади очень пугливы, а кучер не умеет править, и всегда руководила ими, хотя сама никогда не брала в руки вожжей».
Сложная ситуация в семейной жизни графини Марии Николаевны и Валерьяна Петровича возникла не сразу, не в один день. Боль обиды, измена и безразличие друг к другу накапливались постепенно. Мария Николаевна не упрекала супруга за недостойное поведение, не грубила и не проклинала его. Однако обида и чувство личного оскорбления еще крепче затягивали узлы семейного конфликта. И вот по совету своих старших братьев Николая и Сергея в июле 1857 года Мария Николаевна расторгла брак с супругом. На ее попечении остались две дочери – Варя и Лиза, а также сын Николай.
В январе 1865 г. В.П. Толстой, владелец Покровской усадьбы, умер в Липецке Воронежской губернии. Оставшись без мужа, Мария Николаевна Толстая летом жила на хуторе в Пирогово, находившемся в Крапивенском уезде Тульской губернии, а зимой обычно уезжала в Москву.
В 60-70 годах М. Н. Толстая часто и подолгу жила в Швейцарии, где учился ее сын Николай. Там же она вступила в гражданский брак со шведом Гектором-Виктором де-Кленом, вскоре родилась дочь Елена, отчество которой дали по ее крестному отцу – Сергею Николаевичу, брату великого писателя. Впоследствии Елена Сергеевна станет преподавать музыку и иностранные языки. Примечательно, что, уйдя в конце октября 1910 года из Ясной Поляны, к Елене и направился Лев Николаевич по железной дороге. Однако доехать до своей племянницы ему не удалось…
В 1889 году графиня Толстая, полностью разочаровавшись в мирской жизни, уходит в Шамординский монастырь, чтобы посвятить остаток своей жизни служению Богу. Здесь Мария Николаевна и скончалась 4 апреля 1912 года в возрасте 82 лет.
На месте бывшей усадьбы Толстых в Покровском остался полуразрушенный дом, фрагменты сада. Глядя на живописные окрестности мест, помнящих И. С. Тургенева, Л.Н. и М.Н. Толстых, вспоминаешь поэтические слова Ивана Сергеевича:
«Утро туманное, утро седое,
Нивы печальные, снегом покрытые,
Нехотя вспомнишь и время былое,
Вспомнишь и лица, давно позабытые…»
Старшая дочь Марии Николаевны Варвара Валерьяновна Толстая (Нагорнова родилась в селе Покровском Чернского уезда. Лев Николаевич Толстой изобразил племянницу в «Сказке о том, как девочка Варинька скоро выросла большая». Став взрослой, Варвара помогала писателю при написании «Азбуки», «Книг для чтения»; она автор дневников, воспоминаний о Толстом. 
Муж Варвары Валерьяновны – Нагорнов Николай Михайлович, надворный советник – был владельцем села Богородского Чернского уезда. В 1874-1881 гг. вел издательские, денежные дела Льва Николаевича Толстого, часто бывал в Ясной Поляне, где сохранился портрет Николая Михайловича кисти И. И. Левитана. В 1896 году Н. М. Нагорнов умер и был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. А Варвара Валерьяновна жила в Богородском Чернского уезда вместе с дочерью Анной Николаевной скромной, почти крестьянской жизнью. Здесь их навещал Лев Николаевич вместе со старшим сыном Сергеем в 1910 году незадолго до смерти. Варвара Валерьяновна Нагорнова умерла в 1921 году и была похоронена у церкви в селе Ёржино Чернского уезда. 
Н. ЗАЙЦЕВА


Возврат к списку

Написать в редакцию