07.12.2017 17:03:00

Слобода ратаев-земледельцев (Стрелецкая слобода города Чернь)

В самом заглавии слово «ратаев» означает воинов, служилых людей при Крепости Чернь. А слово «слобода» - это селение ратаев-земледельцев, свободных от тягла, податей и находящихся на государевой службе. 
Таким селением и была Стрелецкая слобода, что в Черни с востока по липицкой дороге. В памяти старожилов Стрелецкого сохранилось предание, что жилье слобожан было не здесь, а южнее к Бортному, в Лабатынке. Кузьма Петрович Голомысов рассказывает: «Прежде, до нашествия Литвы Слобода располагалась у Лабатынки…На Воеводином лугу был колодезь. Овраг к реке Чернь звали Кудеяров…После разгрома село переселилось…». 
Предание, о котором передают старожилы Стрелецкой слободы Голомысов К.П., Кулешов С.Г., Подчуфаров А.Ф., похоже на правду. Об этом говорят речевые памятники. Здесь слишком много топонимов (названий мест), связанных с жизнью человека. «Косили Воеводин луг», «В Воеводином…», «поехали в Воеводское…», «Лошади ушли под Кудеяр…», «В Лабатынке…», «Надел дали под Кудеяром…». И больше всего на присутствие здесь человека напоминает само слово Лабатынка. 
Лаба (первая часть слова) – это изба, строение, какое-то жилье. А тынка, тын – изгородь около этой избы. Следовательно, современный лес Лабатынка и называется потому так, что там когда-то располагалось жилье (лаба) за тыном, укреплением. 
По всей вероятности, это было не обычное поселение, а жилье вольных, ушедших от крепостной неволи, жилье беглых. 
Современные фамилии Кудеяров в Репно-Никольском и Голомысов в Стрелецком по своей этимологии уходят в далекое прошлое. Кудеяр переводится разбойник, а Голомысов – безбородый (без волос). Но слово Голомысов имеет и второе значение – голомыга, что значит шатун, без дела. Это приближает голомысовых к вольным людям: ушли от боярского тягла. Вот почему они и оказались в Лабатынке в Кудеяровом притоне. 
Да и сам лес Лабатынка начинался в Стрелецком сразу же за Кукуевкой. Современная скотобойня стоит на том месте, где рос лес осинник – часть Лабатынки. 
Таким образом, жилье в Лабатынке было еще до сооружения крепости Чернь в 1571 году. 
Как же получилось, что вольные люди, Кудеяровы товарищи, переселились не в глухие леса, а устроили свое жилье здесь, под стенами крепости Чернь с восточной стороны на Новосильской дороге, и тоже за тыном, но уже более мощным; окопались рвом, устроили в слободе завалы, надолбы, вырыли пруд, поставили вышки балычни для наблюдения? 
Старожилы рассказывали о разорении починка в Лабатынке Литвой. Но здесь была и другая причина переселения. 
В 1550 году «по приговору» Ивана Грозного создается стрелецкое войско, устраиваются государевы слободы стрельцов. 1572 год царь повелел «кликати: которые люди кабальные, и всякие, и монастырские, чей хто ни буди и они бы шли во государеву слободу… и государь дает по пяти рублей, по человеку посмотря, а льгота на 5 лет». 
Иван Грозный обещал тем (из крестьян и холопьев), кто придет на жительство в государеву слободу и свободу, и деньги, и льготы. Интересно то, что эти обещания были сделаны накануне отмены опричнины. Это было своеобразной попыткой примирить кабальных холопов, монастырских крестьян, беглых с центральной властью. 
И вольные люди пришли в прибор, ибо «центральная власть была для крестьян и посадских людей меньшим злом, чем безграничная власть князей и бояр-вотчинников» Лыковых, Сицких, Оболенских, имевших кабальных холопев на посаде в Черни. Вот почему и Кудеяр со товарищи, «голомыги и подчуфары» оказались в государевой слободе стрельцов при крепости Чернь. Так что эта слобода едва ли еще не более древнее поселение, чем Чернь. 
Вся слобода и по сей день имеет 4 названия: 
1. Низ – Шмели тож; 
2. Хутор – вдоль шоссе на Липицы до дома К.П.Голомысова; 
3. Кукуевка – от домика Дмитрия Васильевича Подчуфарова до конца слободы; 
4. Разбегай, Самотовка тож – от домика Федора Иванович Голомысова за шоссе, суетливая, неспокойная часть деревни. 
Собственно государева слобода – это Низ (Шмели). Здесь располагалось войско стрельцов. Их слобода напоминала, очевидно, в первое время гнездо, устроенное в земле в виде землянки, в котором жило больше мужчин-стрельцов, чем женщин. Отсюда и имя Шмели. Потом уже стрельца поставили отдельные дворы. 
Хутор – это часть Стрелецкого выселилась за тын на Новосильскую дорогу тогда, когда уже было не опасно жить отдельным двором. 
Кукуевка в народном представлении – место, сторона, откуда печаль, гроза, напасти. Такой напастью и было нашествие кочевников-татар, приходивших всегда по Новосильской дороге на Чернь от Кукуевки. 
Разбегай-Самотовка – это говорящее название части слободы, характеризующее непоседливый нрав села. 
По Катошихину стрельцов набирали «из вольных людей» и «бывают в стрельцах вечно, и дети, и внучата стрельцы ж по них. Об отставке только старых увечных и собою худых стрельцов…можно помышляти…». Заступающие место отцов, рядясь на службу, должны были давать на себя поручные записи «в житье и службе и дворовом строении». Служба была бессрочной, пожизненной. 
Источниками существования стрельцов были: 
1. Государево денежное жалованье и хлебное; 
2. Отчасти торги и промысел; 
3. Государева земля. 
Но денежное жалованье получали не все, московские стрельцы – 4-5 рублей в год. Хлебное жалованье давалось не в таком размере, чтобы служилый мог кормиться с семьей. Поэтому промышляли «своим рукоделием», торговали с рук, «что носящее», на сумму до 1 рубля беспошлинно. Усваивали черты вооруженного мещанства. Размеры дворовых мест определялись особыми указами – до 42 кв.сажень. Кроме дворовых получали землю под огороды, сенокос, под пашню. Выгон общий. Право на землю сохранялось только за государством. Поэтому свой загон служилый уже не мог продать, не передать в наследство. Земля давалась служилому стрельцу. 
Чернские стрельцы несли службу по охране города Чернь, крепости. Высылались по наряду в другие крепости в головные полки, охраняли засеки, встречали врага в диком поле в содружестве с другими гарнизонами. 
В древних «Актах Московского государства» встречаем и челобитную чернских стрельцов, поданную царю Михаилу Федоровичу в 1634 году из Калуги о том, что «быть им на государеве службе с бояры под Смоленском… А их стрельцов чернских до ныне посылают от Калуги… на государеву службу в походы пеших, а подвод им не дают…». И добились: приказал царь выделить 130 подвод. 
А вот видим чернских стрельцов со стрельцами других городов «для посольского провожания» турского посла из Москвы на Воронеж с воеводой Иваном Карамышевым. 
В 1632 году вместе с чернскими казаками наши стрельцы были направлены в «польскую посылку», то есть на войну с нагайскими татарами. Многое рассказывают о ратной службе чернских стрельцов их же фамилии. 
А.Ф. и К.Ив. Подчуфаровы считают, что в Стрелецкой слободе было 158 дворов. На эти 158 дворов приходилось всего 5 фамилий: 
1. Подчуфаровы 
2. Голомысовы 
3. Постниковы 
4. Кирдеевы 
5. Медынцевы 
Медынцевых было всего 2-3 дома (из Медыни), а вот на долю Подчуфаровых насчитывалось 120 семей. Естественно, чтобы различать одну семью от другой в Стрелецком прочно установились прозвищные фамилии: Осечковы, Соцковы, Малаховы, Малютины, Конопелкины, Полынкины, Роговы, Лобанковы, Пастуховы, Жуки (120 прозвищ). Все, конечно, пользовались прозвищными фамилиями, а фамилия Подчуфаров записывалась только в документах. 
Но возникает вопрос, почему в одном селении столько Подчуфаровых? Какова этимология этого слова? 
Состав этого слова таков: 
под- – русская приставка; 
чуфар – корень тюркского происхождения; 
-ов – активный суффикс при образовании русских фамилий. А вот как же чуждое слово чуфар закрепилось в русском языке при образовании фамилий у русских людей? 
В 1634 году в бою у деревни Лыковой Новосильского уезда мецнянин Артем Степанов взял в плен татарина Чуфара. Мецняне и черняне действовали вместе. Надо полагать, что с этого, а может быть и раньше, установилось глагольное выражение: подчуфарить, подтатырить, в смысле прибрать к рукам, взять в плен татарина, врага. Отсюда впоследствии образовалась фамилия Подчуфаров, что означает берущий в плен, обезоруживающий кочевника. 
Стрелецким ратникам часто приходилось брать языков-татар в полон. Поэтому фамилия Подчуфаров лучше всяких источников доказывает о ратной службе наших слобожан. Многие брали «чуфаров», поэтому много оказалось стрельчан – одчуфаровых. 
Как же жили стрелецкие вооруженные земледельцы после того как закончилась их ратная служба? 
Кузьма Петрович Голомысов рассказывает, что земли было очень мало: 8 сажен на одну душу мужска пола в одном поле. Следовательно, в трех полях – 24 сажени. Земля шла холстом к Крестам, к Бортному и Угати. Конечно, жить с такого надела было нельзя. Зимой, как правило, копали камень в Рыльково на дороги и купцам на строительство лавок и амбаров. Продавали тесаный камень. Возили песок из «волчьих ям» в Пушкарском на продажу. Возили зерно на станции и все товары купцам в Чернь, работали по найму в Черни. 
Купцы платили по 2 копейки с пуда за доставку, погрузку и разгрузку. По 30 пудов клали на подводу. На двух лошадях – 1 руб.20 коп. А если получалось захватить груз со станции в Чернь, то было совсем хорошо – до 2 руб.40 коп. зарабатывали в день. Так, Стрелецкая слобода за осень на своих лошаденках перевозила на наши станции до 350 вагонов крестьянского хлеба. 
Ф.Н.Голомысов и Ф.Кирдеев возили в Чернь воду из колодца. Заработок был небольшой 10-15 коп. с бочки. 
Стрельцы любили просвещение. Детей учили сначала в Чернской начальной школе. А затем в 1916 году даже под школу наняли на Разбегае частный дом. Это способствовало тому, что некоторые девочки могли учиться уже в женском училище, а мальчики в высшеначальном. 
В.П. Крылов


Возврат к списку

Написать в редакцию