18.12.2017 16:20:00

Село Никольское-Вяземское - родовое имение Толстых

Село Никольское-Вяземское было родовым имением Толстых. Оно расположено в южной части Чернского района, на границе с Орловской областью. Никольское-Вяземское окружено лесами и перелесками, живописно раскинулось по холмистым берегам реки Чернь.
В старину село носило название «Брадинское». По местному преданию, оно происходило от слова «брод», потому что самый древний храм в приходе находился в 4 верстах от настоящего храма, неподалеку от того места, где реку Чернь переходили и переезжали в брод. Овраг, прилегающий к этому месту реки, и сейчас называется Брадинским.
Название «Вяземское» происходит от фамилии князей Вяземских, живших здесь в XVIII веке. В своей повести «Труждающиеся и обремененные» Л.Н. Толстой рассказывает о жизни владельцев с. Никольского-Вяземского: «В селе, по обе стороны реки жили мужики боярские двух господ. Большая часть, 73 двора была прежде князя Вяземского, от него перешли его дочери Ртищевой, от Ртищевой уже перешли внучке его, княгине Горчаковой, и в 1797 году были Горчаковские». Прадед Льва Николаевича, Николай Иванович Горчаков (1725-1811 гг.), вышел в отставку в чине секунд-майора, женился и приехал в свое имение Вяземское. Хозяйство князь вел разумно, во всех делах добивался успеха. Богатство князя особенно умножилось после женитьбы на дочери генерала А.Д. Лукина, Екатерине Александровне. У Николая Ивановича Горчакова были имения не только в Чернском, но и в других уездах Тульской, Орловской и Ярославской губерний. Среди дворян Чернского уезда Горчаков слыл хлебосолом и рачительным хозяином; он стал первым предводителем дворянства в Чернском уезде (в 1778-1780 годах).
Старшая дочь князя Горчакова, Пелагея Николаевна, вышла замуж за графа Илью Андреевича Толстого и получила в приданое село Вяземское.
А князь Н.И. Горчаков к концу своей жизни поселился в имении жены, в селе Костомарово, где на свои средства начал строить каменную церковь. В это время князь ослеп и был обманут строителями храма: они построили церковь не такой, как он планировал.
О новых владельцах села Вяземского – деде Ильи Андреевиче и бабушке Пелагеи Николаевне – писатель оставил несколько воспоминаний: «Дед мой, Илья Андреевич (1757-1820) был … человек ограниченный, очень мягкий, веселый и не только щедрый, но бестолково-мотовитый, а главное доверчивый. В имении его … шло долго не перестающее пиршество, театры, балы, обеды, катания …». Все это привело к тому, что часть имений была продана, остальные, в том числе и Вяземское, заложены. Жить становилось нечем; тогда И.А. Толстой использовал свои большие связи и выхлопотал себе место губернатора в Казани.
Нелестную характеристику давал Л.Н. Толстой и своей бабушке Пелагее Николаевне (1762-1838): «Сколько я могу составить себе понятие о ее характере, она была недалекая, мало образованная, она, как все тогда, знала по-французски лучше, чем по-русски (и этим ограничивалось ее образование), и очень избалованная – сначала отцом, потом мужем, а потом при мне уже, сыном – женщина».
После смерти И.А. Толстого имение Вяземское было взято в опекунский совет за долги, но затем выкуплено отцом писателя. Николай Ильич Толстой (1795-1837) привел имение в порядок, построил каменную церковь. Как указано в церковных документах, с 1830-х годов село стало именоваться Никольское-Вяземское.
Николай Ильич Толстой был участником Отечественной войны 1812 г. Тогда он дал себе обет, если останется жив, то выстроит в Никольском-Вяземском церковь. Этот обет он сдержал. Строительство церкви было закончено в 1836 году.
Каменный храм села Никольского-Вяземского был освящен в честь Успения Божьей Матери.
Позднее, в 1869 году, к храму была пристроена колокольня и теплый Никольский придел, так что часть притвора Успенской церкви оказалась обстроенной во всю свою высоту новыми стенами. Колокольня и Никольский придел строились на средства церковного старосты, гвардии подпоручика Н.Н. Волкова и прихожан. Закончено было строительство в 1884 году.
До каменного храма в с. Вяземском существовал деревянный храм в честь Успения Божьей Матери, который сгорел в 1824 году. Придел в каменном храме был посвящен Святителю Николаю в связи со знаменательным событием в жизни села: в реке Черни, недалеко от брода, была найдена чудотворная икона Святителя Николая, которая впоследствии была помещена в новый придел.
Лев Николаевич Толстой нежно любил своего отца. Николай Ильич был очень веселым, живым, бойким и добрым человеком, любил охоту, собирал избранную библиотеку. В семейной жизни Николай Ильич был счастлив, но счастье это оказалось разбитым ранней смертью жены Марии Николаевны (урожденной Волконской). Она скончалась после родов 7 марта 1830 года, оставив мужу пятерых детей. Всего на семь лет пережил свою жену Николай Ильич Толстой, он скоропостижно умер в 1837 году в Туле и погребен в семейном склепе кладбища Кочаков.
Некоторые черты родителей отражены в романе «Война и мир» – в графе Николае Ильиче Ростове и княгине Марии Болконской.
После смерти родителей несколько лет имениями Толстых управляли опекуны. В 1847 г. между братьями Толстыми произошел раздел. Никольское-Вяземское досталось старшему брату Николаю Николаевичу (1823-1860).
Николенька в детстве был всеобщим любимцем в семье. Окончив второй курс Московского университета, он продолжил учебу в Казани, где закончил философский факультет университета. Поступил на военную службу. Выйдя в отставку, в июле 1858 года он окончательно поселился в своем имении Никольском-Вяземском. Близко знавший его и постоянно встречавшийся с ним А.А. Фет говорил, что это был «замечательный человек, про которого мало сказать, что все знакомые его любили, а следует сказать - обожали». И.С. Тургенев, также поддерживавший с ним дружбу, говорил о Н.Н. Толстом: «золотой был человек, и умен, и прост, и мил».
Необыкновенно яркую картину скромной жизни владельца Никольской усадьбы в небольшом деревянном флигеле под соломенной крышей рисует А.А. Фет в своих воспоминаниях: «Ясно было, что Николай Николаевич, то проживавший в Москве, то у двух братьев и любимой сестры, то у нас, или на охоте, смотрел на Никольский флигель не как на постоянное, оседлое жилище, требующее известной поддержки, а как на временную походную квартиру, в которой пользуются чем можно, не жертвуя ничем на благоустройство».
Здесь в гостях у Н.Н. Толстого, страстного охотника, бывали и охотились И.С. Тургенев, А.А. Фет, И.П. Борисов и другие. В окрестностях Никольского также в различные годы много охотился и Л.Н. Толстой. 
Не многие знают, что старший брат Л.Н. Толстого Николай был талантливым писателем. При его жизни в журнале «Современник» в феврале 1857 г. были опубликованы его очерки «Охота на Кавказе». Этому произведению дали высокую оценку Н.А. Некрасов, И.С. Тургенев, А.А. Фет. Другие произведения Н.Н. Толстого были напечатаны после ранней его смерти. Незаконченная его повесть «Пластун» опубликована в журнале «Красная новь», 1926, №5,7; рассказы «Весенние поля» и «Заяц» – в альманахе «Охотничье сердце», М., 1927. В этих рассказах так и видятся окрестности Никольского-Вяземского.
Весной 1860 года Николай Николаевич тяжело заболел туберкулезом. Болезнь оказалась запущенной; не помогло и лечение за границей. Лев Николаевич Толстой писал своей родственнице в сентябре 1860 года: «Два месяца я час за часом следил за его погасанием, и он умер буквально на моих руках. Мало того, что это один из лучших людей, которых я встречал в жизни, что он был брат, что с ним связано лучшие воспоминания моей жизни, - это был лучший мой друг».
Лев Николаевич очень любил своего Николеньку. О нем он оставил самые теплые воспоминания. Старший брат имел огромное влияние на писателя. Как добрая память об этой замечательной личности в кабинете Льва Николаевича стоял гипсовый бюст покойного старшего брата Николая.
В 1860 году после кончины старшего брата владельцем Никольского-Вяземского стал Лев Николаевич. Это обязывало его чаще бывать в усадьбе, вникать в хозяйственные дела.
Приехал в Никольское Л.Н. Толстой и в тот летний день 1861 года, когда вместе с 
И.С. Тургеневым они должны были встретиться в имении А.А. Фета. Встреча состоялась, но закончилась большой ссорой писателей, после чего Тургенев уехал в Спасское, а Толстой - в Никольское. Из Никольского-Вяземского сильно разгоряченный Лев Николаевич направил Ивану Сергеевичу вызов на дуэль, назначив местом встречи Богусловский погост. Дуэль не состоялась; не дождавшись от Тургенева ответа, Толстой уехал в Ясную Поляну. Шестнадцать лет писатели не встречались. И лишь потом первым подал весточку к возобновлению старой дружбы Лев Николаевич, которую Иван Сергеевич принял с большой радостью.
Вступив после смерти брата во владение Никольским, Толстой не мог не обратить внимания на исключительную бедность крестьян. В 1861 году он предоставил крестьянам большой луг за рекой Чернь, доставшийся ему при разверстывании помещичьей и крестьянской земли и примыкавший к крестьянскому наделу. Этот добрый поступок Толстого долго сохранялся в памяти местных жителей.
В 60-е и 70-е годы Л.Н. Толстой проявлял большой интерес к хозяйству. Он занимался посадками леса, сажал сохранившийся и поныне фруктовый сад, разводил крупный породистый скот, улучшенную породу русских и крымских овец, увеличивал площадь под посевы.
В сентябре 1862 года Толстой стал семейным человеком, Льву Николаевичу исполнилось 34 года, а его жене, Софье Андреевне Берс - 18 лет.
Лето и часть осени 1865 года писатель с семьей провел в Никольском. Семья обосновалась в небольшом флигеле, в котором прежде жил Н.Н. Толстой. «В доме было пять комнат: общая столовая – довольно большая, коридор, три комнаты жилых и маленький кабинет Льва Николаевича», – писала Т.А. Кузьминская, жившая здесь с Толстыми.
В Никольском Лев Николаевич много работал. В этот период им написаны главы романа «Война и мир». Л.Н.Толстой использовал картины местной природы в ряде своих произведений. Имение Ростовых Отрадное в романе «Война и мир» это ни что иное, как Никольское-Вяземское. В романе «Воскресение» в описании деревни Паново мы узнаем Никольскую усадьбу и деревню: лужайка перед домом, сад, ограда сирени, река под горой, луг за рекою и другое.
Описание Никольского-Вяземского, сцены из жизни его обитателей нашли отражение в неоконченной повести «Труждающиеся и обремененные», повести «Идиллия», рассказе «Вредный воздух». Здесь Толстым была написана статья «Голод или не голод».
Лядовский лес Никольского. Его мы видим в романе «Анна Каренина». Продажа Облонским леса на сруб купцу Рябинину напоминает продажу Толстым леса в своем имении Никольское-Вяземское купцу Черемушкину. Этот лес упоминается в повести «Труждающиеся и обремененные» и в романе «Война и мир» (Лядовский лес недалеко от усадьбы Ростовых).
В неоконченной повести «Труждающиеся и обремененные» упоминается мельница в Никольском-Вяземском: «Внизу, влево от дороги вверх по реке сажен на 50 была большая наливная мельница от 4 постава, княжеская». Эту мельницу Лев Николаевич купил в 1869 году у помещика Н.Н. Волкова, а в 1880 году продал купцам Романовым. С.А. Толстая пишет сестре 21 марта 1880 года: «… мы опять побогатели, продали в Никольском мельницу». В настоящее время в Никольском-Вяземском сохранился жернов от этой мельницы.
У Толстых в Никольском часто бывали гости: А.А. Фет, И.С. Тургенев, часто бывал и жил в Никольском-Вяземском художник Николай Васильевич Орлов; он был одним из членов товарищества передвижных выставок. Л.Н. Толстой называл Орлова своим любимым художником. Сейчас в Никольском-Вяземском на месте дома, где жил художник Орлов, стоит мемориальная доска, а в доме-музее Толстого в экспозиции, посвященной жизни и творчеству писателя, есть два стенда с фотографиями, репродукциями картин художника из альбома «Русские мужики», изданного в 1908 году.
Каждый год Лев Николаевич посещал свою вторую усадьбу, а иногда и по несколько раз наведывался сюда, занимался хозяйством, охотился. Большое внимание уделял писатель обучению крестьянских детей грамоте. Одна из усадебных построек в Никольском была отдана под школу. Писатель был членом учительского совета Крапивенского и Чернского уездов.
С середины 1892 года Никольское-Вяземское по раздельному акту между детьми Л.Н. Толстого перешло в «вечное и потомственное владение» к старшему сыну писателя – Сергею Львовичу. Он перевез из Александровского хутора деревянный дом на высоком фундаменте. В дальнейшем дом был увеличен деревянной пристройкой с мезонином.
В мае 1889 года Толстой приехал на хутор Протасово (неподалеку от Никольского), где поселился второй сын писателя Илья Львович. Льву Николаевичу особенно понравилась и запомнилась встреча с крестьянскими детьми. В своем дневнике он записал: «Чтения на лугу крестьянским детям деревни Сидоровки … легенды «Чем люди живы».
На длительный срок приехал Толстой в Чернские места в конце апреля 1898 года. Он поселился у Ильи Львовича в Гриневке. Два года в наших местах была сильнейшая засуха, крестьяне голодали. Лев Николаевич и его единомышленники закупали на собранные средства продовольствие и устраивали в деревнях общественные столовые. С этой целью писатель бывал и в Никольском. В те дни он работал над повестью «Хаджи-Мурат», написал обличительную статью «Голод или не голод?».
Последний раз в Никольском-Вяземском Толстой был за четыре месяца до своей кончины, 28 июня 1910 года. У старшего сына Сергея Львовича был день рождения. Вместе с писателем были, Софья Андреевна, младшая дочь Александра Львовна и друзья: доктор Душан Петрович Маковицкий и Николай Николаевич Ге, сын художника. Приехав в Никольское, Толстой застал там много гостей, здесь были старшая дочь Льва Николаевича Т.Л. Сухотина, племянница Толстого В.В. Нагорнова с детьми, большая семья художника Орлова, племянница С.А. Толстой Т.С. Берс, сосед по имению Ф.Н. Гаярин. В этот последний приезд в Никольское Толстой гулял по Лядовскому и Каменному лесам, встречался с Николаем Васильевичем Орловым, постоянно жившим у Сергея Львовича в особой избушке на берегу реки.
Орлов в Никольском-Вяземском писал портреты и делал зарисовки местных крестьян (этюд головы старика дьяка Афанасия Успенского, портрет крестьянки в праздничной домотканой одежде). Здесь же им было написано несколько эскизов будущих картин, а так же виды села и его окрестностей. Уже после смерти Толстого здесь бывали художники С.А. Виноградов, С.Н. Салтыков, оставившие ряд пейзажей с изображением окрестностей Никольского-Вяземского.
Многое изменилось здесь со времен Толстого, но по-прежнему «красотою вечною сияет» природа. Среди полей и зарослей кустарников, мимо каменистых берегов змеится река Чернь. На противоположном берегу – большой заливной луг, покрывающийся весной и летом пестрым ковром цветов. Слева ясно видно село Ержино и деревня Коротеевка (Сидоровка тож). Как и другие окрестные села и деревни, они хорошо были известны Толстому. На Сидоровском лугу в 1889 году он читал крестьянским ребятам свою легенду «Чем люди живы». На сельском кладбище в Ержине, у церкви, похоронена любимая племянница Толстого, Варвара Валерьяновна Нагорнова, урожденная Толстая (1850-1921 гг.), дочь Марии Николаевны Толстой. Ее крайне скромный хутор Богородское (Деготярка тож) находится в пяти километрах от Никольского. Она жила со своей младшей дочерью Анной почти крестьянской жизнью. Толстой навестил их вместе с Сергеем Львовичем в хуторе Богородское в 1910 году.
Под гору, к реке Черни, через большой фруктовый сад, посаженный Львом Николаевичем Толстым, спускалась дорожка, доходившая до купальни у поворота реки, где любил купаться Толстой. В этом месте вдоль берега реки тянется ряд старых развесистых берез, посаженных отцом писателя Николаем Ильичем Толстым. Далее за поворотом реки начинается знаменитый, изрезанный оврагами Лядовский лес. Старые дубы, липы и березы местами приближаются к воде. Ниже по течению р. Чернь вблизи высокой, так называемой «Сопатой горы», стоит сохранившаяся и до наших дней большая березовая роща, посаженная Толстым. По соседству с Лядовским расположен Каменный лес, где охотился писатель и его сыновья. Жив и поныне огромный дуб, описанный Львом Николаевичем в «Войне и мир», высится он в глубине заповедной зоны, несердито шелестя листвой и мудро взирая на все происходящее вокруг со своей головокружительной высоты.
Старожилы вспоминают, что за домом Толстых росла огромная сосна, такая, что мужики втроем не обхватывали. Каждый, кто жил в этих местах, знал эту сосну и, проходя мимо, невольно любовался ею. Гордостью всего леса была. Недаром Лев Николаевич возле нее беседку поставил. Красавицу-сосну срубили в 1933 году… Но сейчас на ее месте растет маленькая сосенка, посаженная при возрождении усадьбы.
В августе 1983 года эти земли были переданы на баланс Тульского машиностроительного завода им. В.М. Рябикова в качестве подсобного хозяйства. Заботами этого коллектива под руководством Вадима Сергеевича Усова было возрождено село и усадьба великого русского писателя.
Дом-музей Л.Н. Толстого был открыт в Никольском-Вяземском к 159-й годовщине со дня рождения писателя.
На территории усадьбы, которая ныне занимает площадь около 16 гектаров, уютно разместилось само здание дома-музея, с центрального крыльца которого просматривается нижний яблоневый сад. С правой и левой сторон его обрамляют две старинные аллеи: липовая и кленово-ясеневая, спускающиеся к реке Чернь, в посадке которых принимал участие Лев Николаевич. По обе стороны реки простираются заливные луга, некогда принадлежавшие Толстым, а на излучине реки, в одном из глубоких мест, стояла купальня, сплетенная из ивовых прутьев. Сразу за этим местом начинаются угодья Каменного и Лядовского лесов.
Церковь Успения Пресвятой Богородицы, построенная отцом писателя, долгое время стояла в полуразрушенном виде, и только в 1992 году обрела свой первоначальный облик благодаря стараниям реставраторов акционерной кампании «Туламашзавод».
Аллея от заднего фасада дома-музея ведет на теннисный корт Толстых. На краю Каменного леса возвышается дуб, возраст которого около трехсот лет. Перечитывая роман «Война и мир», можно найти описание этого огромного дерева в раздумьях Андрея.
К 160-летию со дня рождения Л.Н. Толстого в Никольском открыт памятник писателю. Его автор – член-корреспондент Академии художеств Ю.Л. Чернов.
А у въезда в усадьбу Л.Н. Толстого гостей встречает беседка и мемориальный знак – раскрытая книга. На ее страницах мы видим барельеф Л.Н. Толстого и читаем его слова:
«Я знаю, как думает народ, и знаю, как говорить с ним. Оттого, что я и любовью, и трудом приобрел это знание».
Все эти холмистые поля, густые лиственные леса, овраги – природа, вдохновлявшая Льва Николаевича на создание своих произведений, - дороги каждому русскому человеку. Поэтому с такой заботой и любовью возрождаются усадьба, село и окрестности села Никольское-Вяземское.
"Чернь - частица родины великой"







Возврат к списку

Написать в редакцию