• zarya.chern@tularegion.org
  • 301090, Тульская область, п. Чернь,
    ул. К.Маркса, д. 31.
  • +7 (48756) 2-13-70+7-953-198-34-65
 
Пушкарская слобода города Черни 15.08.2020 09:31:00

Пушкарская слобода города Черни

С юга Черни на высоком плоскогорье, меж глубоких оврагов и речкой Чернь с крутыми берегами, поросшими частым кустарником, приютилась небольшая деревушка. Здесь всего 30 крестьянских дворов. Это и есть Пушкарская слобода. Чернская Покровка попросту иногда величала эту деревню «Пушкари», а приезжие называли «Пушкаровка». 
Слобода эта возникла в одно время с крепостью Чернь еще до 1571 года. Исстари Пушкари в крепости Чернь несли охрану южных окраин Московского государства, обслуживая 12 малокалибровых пищалей, тюфяков и пушек в нашей крепости. А слобода, где она сейчас есть, - форпост перед крепостью, а затем и местожительство пушкарей-воинов. 
Первоначально все пушкари – это служилые люди, воины, а впоследствии и земледельцы. Здесь в крепости они освоили все ремесла нужные при строительстве укрепленного пункта, а затем уже их мастерство пригодилось и при строительстве города. В Пушкарском были все строительные специальности: плотники, кровельщики, конопатчики, столяры, печники, бондари. Пушкарские женщины работали прачками, девушки ходили на поденку, мыли полы и стирали по частным домам в Черни, полоскали белье зимой на речке. 
Все население - от стариков до молодежи всегда обслуживали город и окрестные села. Своя земля не кормила. Да и было её всего за речкой Чернь на всю Слободу 75 десятин, а остальная пашня - 170 десятин была в Казарино, за 12 верст от Пушкарского. Естественно, что безлошадными эта земля сдавалась исполу Казаринским крестьянам. Жили не богато. До десяти дворов не имело лошадей, а семьи были большие, многодетные. 
Бытовали в деревне всего три фамилии: Домаревы, Степановы и Павшинцевы. Но никто пушкарских жителей не называл по имени и отчеству, по фамилии. Мужчин величали по прозвищам: Косогай, Журичевы (от журчащего колеса, свивающего веревки), Прядельщиковы (веревочники), Романовы. По имени выделяли только некоторых, пользовавшихся особым уважением. А женщин чаще всего звали одним именем: Кузьмичнха, Алексеевна, Полюха, Петриха, Матрена, Ольга, Василюха, Машуха. 
Жизнь в Слободе начиналась всегда до восхода солнца. Раньше всех просыпались плотники. Первым спускался с бугра высокий чернобородый и какой-то грозный слободский плотник Егор Федорович Павшинцев. За ним быстрой и четкой поступью проходил в Чернь Илья Алексеевич Домарев. Неспеша поднимались в гору Алексей Сергеевич Степанов и Василий Федорович Павшинцев. Уже гурьбой с топорами в руках шла молодежь: Федор Домарев, Петр Шаев, Андрей Степанов. С молотками за поясами, с испачканными в краску руками, в измазанных фартуках, никогда не отмывавшихся от всевозможных пятен шествовали вечно под хмельком лучшие кровельщики уезда — Иваны Дмитриевичи, прозванные оба «молодчиками». С тяжелыми дубовыми колотушками проходили на заработки конопатчики: Илья Павлович Журичев, Григорий Александрович Шаев, Дмитрий Дмитриевич Домарев. Шли всегда по середине дороги. Впереди шествовал Егор Федорович Павшинцев. Высокий, черный, с топором и в простой ситцевой рубахе без пояса, он как бы начинал движение рабочего люда в Чернь. 
Согнав скотину и процедив молоко, начиналось в Чернь теперь уже женское шествие Пушкарской Слободы. Первой из-под бугра показывалась тетка Матрена со своими бутылками молока в плетенке. В сереньком платочке поднималась Кузьмичиха, а за ней Алексеевна и Ольга. Мужчины – с топорами, молотками, пилами и колотушками, женщины – с бутылочками и кубанами молока от своих пеструшек и буренок, а некоторые и с вальками. Вместе и чаще всего утром возвращались с работы прачки Прасковья и Ольга Павшинцевы. Они стирали белье в больнице, работали ночью, и молоко от своих коров носили, завернув четверти с молоком в белые платки, только в больницу и врачу Палилову М. 
Если мужчины носили сапоги, опорки, то женщины надевали чаще всего тряпочные туфли, подбитые веревкой, а то и путешествовали в город босиком. Только один Илья Павлович Журичев пока еще носил лапти. 
Подростки в это время или отдыхали после росы (ночная пастьба коров) и ночного или шли на поденки к Провоторову А.В., местному огороднику, или (девушки) отправлялись по частным домам стирать, мыть полы, полоскать белье, полоть огороды, окапывать сады. Мальчишки пасли скот, крестьянствовали. Девушкам на прополке Провоторов платил 10 копеек в день, иногда по 15, очень редко — по 20. За работу с лошадью (у него же) 50 копеек с шести часов утра. 
Учились дети только по зимам в Соборной школе, из которой в уездное училище крестьянских детей уже не принимали. Две - три зимы в школе: четыре действия арифметики, чтение книг, умение расписаться — вот и все навыки, полу чаемые детьми Пушкарской Слободы в Соборной школе. Все Пушкарское работало у местных богатеев: Соколовых, Кошелевых, Постниковых, Серебренникова А. Г., Зеленова, Платонова М.Ф., Дмитриева М. Е. 
Косогай долгое время пас свиней и жеребят у помещика Бека. Илья Алексеевич Домарев двадцать лет служил мастером у мельника Чадаева. Поэтому сына его, Федора Ильича, и по сей день старики называют по фамилии Мельников. 
«Молодчики» работали по крупным городам России. Егор Федорович Павшинцев строил мосты, ставил срубы на колодцы, отделывал дома купцов, исколесил весь уезд. Встречался со свободомыслящими людьми, знал больше своих земляков, как правило, больше помалкивал, в церковь не ходил, попов недолюбливал, а в минуту доверия не жаловал стяжателей Черни: понимал, откуда у них составляются капиталы. Роман Николаевич Домарев иногда почитывал газеты, вина не пил, а к людям, особенно мастеровым, присматривался зорко. Все свои знания, опыт, наблюдения передал детям и землякам. К нему пушкари ходили за советом, прислушивались они и к Егору Федоровичу. 
Работали в любое время года. Строили дома, лавки, амбары, склады, сараи, трактиры и кабаки. Все умели делать и выполняли сноровисто, добротно, быстро. 
Пушкарские строители всегда были хорошими тружениками, но никогда не были услужливыми слугами, чести своей рабочей не продавали за хозяйскую подачку. Это в какой-то степени объясняется тем, что в прошлом пушкари — это служилые люди. За свою работу плотники поучали 80 копеек в день за двенадцать — четырнадцать часов труда. Один рубль плотнику -это самая высокая цена. 
Илья Павлович конопатить брался с пуда. Он был человек большой силы, пакли вгонял меж венцов много. Его работой дорожили. Зарабатывал силой. Другие конопатчики брали со стены, с аршина. 
Женская доля была тяжелее мужской. Дети. Работа в поле, хотелось еще заработать на хлеб, керосин, соль по частным домам: мужички-то частенько оставляли свои заработки в трактире Постникова. Татьяна Павшинцева всегда стирала и мыла у Соборной просвирни А.В.Рудневой. Матрена – у священников, благочинного и наблюдателя. Жена Маленького Молодчика и Полюха Шаева вечно трудились у купцов Соколовых и Дмитриевых. Прасковья Павшинцева – у врача Палилова, а Ольга Павщинцева – двадцать пять лет стирала белье в больнице, стирала в корыте, полоскала зимой на речке. Что это был за труд!.. Это только им, женщинам, было известно. Но работали. Вдовам только этими заработками и приходилось жить. Вдовьи хозяйства были безлошадными. Пэтому Казаринская земля попросту продавалась по двенадцать рублей душа паями. 
Мужчины часто и эти хлебные деньги оставляли здесь же в Черни, в кабаке Постникова и Серебренникова. Вот почему женщины по частным домам часто договаривались полоскать белье на речке по 60 копеек с души в зиму, что составляло три - четыре рубля за сезон с семьи. Летом обходились и тем, что дадут поесть, пожертвуют из старья (обуви одежды). 
Все пушкарские работали у господ и купцов, но к хозяевам города не льнули. 
Изменения в быту и в сознании начались с первого дня революции. Пушкари сразу поверили Советской власти. Пришли фронтовики. Среди них лихой буденовец Николай Александрович Домарев. Рассказы о делах Советской Армии, о Ленине, о командирах, о рабочих привлекли молодежь и стари ков к советскому строю, ко всему новому, что было уже и в Черни. 
С первых дней пришел в комсомол Иван Сергеевич Домарев, за ним Николай Александрович Домарев. Пошел служить на почту Алексей Романович Домарев. Егор Федорович Павшинцев был избран уполномоченным села. Создали тройку бедноты. В нее вошли Егор Федорович и Василий Федорович Павшинцевы. Александр Федорович Степанов. 
Беднякам Советская власть стала помогать: давали семена, лошадей, инвентарь. Но не обошлось здесь и без курьезов. Ивану Дмитриевичу (Большому Молодчику) дали плуг и лошадь со сбруей, а он не умел пахать. Пришлось его всей деревней учить управлять лошадью, пахать землю. 
Крестьянам Пушкарского сразу же был передан лес «Поповские кусты», принадлежавший притчу Соборной церкви. Сельскохозяйственная кооперация «Смычка» продала в рассрочку крестьянам на 13 дворов одну молотильную машину и веялку. На своей молотильной машине пушкарские обмолачивали свой хлеб и помогали соседям. К 1927 году в Слободе было уже 30 лошадей. Успевали вывозить хлеб из Казарино, успевали обмолачивать и всегда добросовестно рассчитывались с государством. Но были еще и безлошадные. 
Иван Сергеевич Домарев уже работал секретарем Чернского райисполкома. Жил в Пушкарском, приносил газеты, беседовал с земляками…, Юрий Домарев, Маруся Шаева уже учились и Чернской девятилетке… 
К 1928 году крестьяне Пушкарской Слободы получили землю около села. Им была передана земля, принадлежавшая городу Чернь — двести десятин залежи, которая никогда не распахивалась. Теперь не надо было ездить в Казарино: вся земли - около деревни. В колхоз вступили сразу всей деревней. 
Крестьяне сразу почувствовали выгоду труда коллектива. Прекратилось хождение мужчин в Чернь на заработки. Постепенно изжила себя и поденка по частым домам. Всем нашлась работа в колхозе. Дети пошли учиться в школу… 
За прошедшие годы выросли и изменились нравственно люди. В.А.Степанов, правнук знаменитого плотника Егора Матвеевича, работает учителем в Большескуратовской средней школе, Вера Ивановна Домарева, Анна Павшинцева, Александр Павшинцев, Анна Сергеевна Домарева – учителя средних школ. Петр Павшинцев, Иван Владимирович Домарев – стали инженерами, Мария Васильевна Павшинцева стала одной из лучших тружениц колхоза «За коммунизм». Старейший председатель колхоза в Пушкарском и уполномоченный этого села, Федор Ильич Домарев – на пенсии, но по-прежнему трудится. На почетном отдыхе находится Алексей Романович Домарев и плотник Алексей Сергеевич Степанов. На посту зам.председателя райисполкома скончался Иван Сергеевич Домарев. Подорвался на мине в Великую Отечественную войну лихой кавалерист буденовец А.Домарев. 
Много жителей слободы полегло за свободу и независимость нашей Родины в Великую Отечественную войну
В.П. Крылов, 1969 г.





Возврат к списку

Написать в редакцию