• zarya.chern@tularegion.org
  • 301090, Тульская область, п. Чернь,
    ул. К.Маркса, д. 31.
  • +7 (48756) 2-13-70+7-953-198-34-65
 
«Они причинили рейху ущерб больший, чем целая армия противника» 24.07.2016 17:20:00

«Они причинили рейху ущерб больший, чем целая армия противника»

С этих слов фашистский прокурор начал свой обвинительный приговор в отношении «Паскаля» и его соратников по «Красной Капелле». В 1943 году гитлеровский военный суд приговорил Константина Лукича Ефремова к смертной казни. На вопрос подсудимого, как приведут приговор в исполнение, председатель суда ответил: «На честный солдатский вопрос последует откровенный ответ – расстрел». Так погиб мой земляк и однокашник, товарищ по службе, человек долга и чести, российский разведчик Константин Лукич Ефремов – пишет в своей книге «Аквариум-2» генерал-майор Главного Разведывательного Управления Виталий Александрович Никольский, друг и земляк Константина Лукича.
Прожил Константин Лукич не долгую, но очень яркую и насыщенную событиями жизнь, отклики которой до сих пор до сих пор встречаются в публикациях периодических изданий, в книгах посвященных разведке, в интернете, а также в краеведческих музеях Арсеньевского и Чернского района Тульской области. В книге «50 лет Вооруженных Сил СССР» выпущенной в 1968г. военным издательством Министерства Обороны СССР к памятной дате, можно прочесть следующие строки: «В органах разведки работали люди, беззаветно преданные делу коммунизма. Среди них были такие выдающиеся разведчики, как К.Л. Ефремов, Л.Е. Маневич, Р. Зорге и многие другие». Но имя великого разведчика помнят не только на родной Тульской земле, о чем свидетельствуют публикации на сайте Министерства иностранных дел РФ, а также на сайте посольства РФ в Бельгии. 
С посещения МКУ «Краеведческий музей» расположенного в поселке Арсеньево Тульской области, где с 70-80-х годов собиралась и хранилась информация о Константине Лукиче, а также Стрикинской школы расположенной в деревне Хлопово Тульской области, на здании которой в 1988г. установлена мемориальная доска посвященная выдающемуся контрразведчику, я начал знакомство своих дочерей Кристины и Дарьи, сына Андрея с судьбой их героического предка Ефремова К.Л. В музее нас встретил директор Федин Николай Анатольевич, а также его помощница. Нам показали всю информацию, собранную в музее, провели экскурсию, рассказали о родоначальнике поисковой деятельности музея Бальцер Б.Р. Федин Николай Анатольевич любезно согласился сопроводить нас в Стрикинскую школу в д. Хлопово. Впереди ещё много памятных мест, связанных с судьбой нашего родственника, которые мы обязательно посетим, это МБУК «Чернский районный историко-краеведческий музей им. Н.А. Вознесенского» в п. Чернь Тульской области, музей Военной академии радиационной, химической и биологической защиты им. Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко, возможно даже Национальный мемориал Форт Breendonk, расположенный в Бельгии, в застенках которого палачи гестапо зверски пытали резидента Бельгийской и Голландской сети «Красной капеллы» «Паскаля» и его соратников.
Итак, Константин Лукич Ефремов – военный инженер 2 ранга (майор), военный разведчик-нелегал, финский студент Эрик Эрнстрем, резидент Бельгийской и Голландской сети «Красной капеллы» псевдоним «Паскаль», родной брат моей прабабушки по материнской линии, родился в бедной крестьянской семье в деревне Заводской хутор Чернского уезда Тульской губернии. 15 мая 2015г. исполняется 105 лет со дня его рождения. Рано потеряв отца, с 10 лет вынужден был начать трудовую жизнь, работая подпаском, батраком. С раннего возраста у Кости была неистребимая тяга к учебе. По окончании полевых работ он учился в Стрикинской школе-девятилетке. Несмотря на то, что школу посещал урывками, сказывалась тяжелая работа, а также дальнее расстояние от дома до школы, благодаря прекрасной памяти, Костя блестяще закончил 7 классов. С 1928 по 1931 год проходил обучение на рабочем факультете в городе Туле. После окончания рабфака поступил в Московский химико-технологический институт имени Д.И. Менделеева, на базе которого была создана Военно-химическая академия. Константину в равной мере легко давались точные и гуманитарные науки. Он оказался очень толковым человеком. Недюжинные способности этого крестьянского парня умножались на упорство, большую работоспособность, неутомимую жажду знаний. Достаточно сказать, что за время обучения на рабфаке и в академии он изучил немецкий и английский языки, да так, что мог свободно делать на них доклады, переводить «с листа» сложные технические тексты. В своих воспоминаниях о Ефремове К.Л., опубликованных в одной из тульских газет в 1980 г., мой дедушка Кондрашин Николай Петрович, писал: «Помню, по вечерам собирались товарищи по академии – В.А. Никольский и другие. В основном вели разговор на иностранных языках: немецком, французском, английском и никаких русских слов. Мы с бабушкой – мамой дяди Кости и моей мамы – Акулиной Федоровной слушали и ничегошеньки не понимали».
В 1937 году Константин Лукич блестяще заканчивает академию. Экзаменационная комиссия отметила его выдающиеся способности к научной работе и рекомендовала в адъюнктуру. Но его дальнейший жизненный путь сложился иначе. Еще на последнем курсе талантливый слушатель привлек внимание военной разведки. Перед выпуском Ефремова пригласили к начальнику одного из отделов разведуправления РККА комбригу Оскару Стигге, который предложил ему стать сотрудником секретной службы.
Константин Лукич без колебаний согласился. Он отказался от карьеры ученого, которую ему настоятельно прочили начальники и друзья. Константин понимал всю важность и необходимость разведывательной работы, расценивал ее не как романтическое занятие, а считал поручением государственной важности.
Далее события развивались стремительно… После окончания годичных курсов в Центральной школе подготовки командиров штабов в 1939г. Константин Лукич был вывезен через Швецию в Бельгию под видом финского студента Эрика Эрнстрема (Хернстрема). Центр присвоил Ефремову оперативный псевдоним «Паскаль». До этой командировки «Паскаль» никогда за рубежом не бывал и опыта работы в нелегальных условиях не имел. Из-за спешки в Москве, недостаточной проработки легенды-биографии Ефремову сразу же пришлось столкнуться с рядом трудностей. Паспорт №20268, выданный в Нью-Йорке 22.06.1939г., по которому он должен был жить в Бельгии, был просрочен, в нем отсутствовала бельгийская виза. Сразу после его прибытия в страну бельгийская полиция потребовала, чтобы «Паскаль» представил свидетельство о «благонадежности» и поручительство родителей, что он располагает необходимыми финансовыми средствами для учебы в Бельгии.
С большим трудом Ефремову удалось уладить все формальности. В Брюсселе он поступил в Политехнический институт и вел жизнь прилежного студента. В короткий срок «Паскалю» удалось сколотить свою резидентуру, установить надежную связь с Центром. К началу войны резидентура «Паскаля» имела три линии связи с Центром. Одна Амстердам-Москва и две Брюссель-Москва. После 22 июня 1941 года по всем трем каналам непрерывным потоком пошли сведения о дислокации и передвижении немецких войск в Бельгии и Голландии. Одновременно активно изыскивались новые источники информации. Между Бельгией и Голландией была создана курьерская линия связи. Вот одна из радиограмм 1940г. (а всего было передано в Центр более 300 радиограмм): «Директору. Общая численность немецких сухопутных войск – 212 дивизий, в том числе во Франции – 21, большинство дивизий второго эшелона, состав их колеблется… Войска, занимавшие позиции в районе Бордо… находятся на марше в восточном направлении. Это примерно около трех дивизий. Общая численность личного состава ВВС около миллиона человек, включая службу наземного обслуживания…» Итак день за днем, радиограмма за радиограммой. В одном из документов, подготовленных в 1972 году в военной разведке, о К.Л. Ефремове сказано следующее: «Особой заслугой Ефремова К.Л. является то, что к началу Великой Отечественной войны возглавляемая им нелегальная резидентура обеспечивала прямую связь с Центром (работало три радиостанции), а с января 1942 года регулярно давала информацию военно-политического характера, а также сообщала о дислокации и передвижении немецко-фашистских войск в Бельгии и Голландии. За шесть месяцев 1942 года Ефремов К. Л. передал в центр более 40 информационных телеграмм...».
Немецкая разведка, к сожалению, тоже не дремала… Перегруженные работой разведчики не подозревали, что вокруг сжимается кольцо поисковой группы абвера и гестапо, носившей кодовое наименование «Rote Kapelle». С помощью радиоперехвата дальнего обнаружения, а затем передвижных радиопеленгаторов, солдаты радио-абвера установили примерный район радиостанций разведчиков. Первый удар немецкой контрразведки пришелся по резидентуре «Кента» Анатолия Марковича Гуревича. 13 декабря 1941 года гестаповцы совершили налет на радиоквартиру «Кента», арестовали Михаила Варфоломеевича Макарова «Аламо», друга и соратника Ефремова К.Л., шифровальщицу Софи Познанскую, хозяйку квартиры Риту Арну и Ками — радиста-стажера из парижской группы «Отто» Леопольда Треппера, проходившего подготовку по радиоделу. Самому «Кенту» удалось избежать ареста. Он сумел уйти в неоккупированную часть Франции, где обосновался в Марселе и продолжил работу до конца 1942 года, когда был схвачен гитлеровцами. Резидентура «Паскаля» не была затронута провалом разведточки «Кента» и продолжала активно действовать. И тут Центр делает большую ошибку. Не дождавшись выяснения всех возможных последствий ареста «Аламо» и провала организации «Кента», там торопливо принимают решение о передаче его оставшихся на свободе агентов резиденту «Паскалю».
Эта спешка понятна. Красная Армия проигрывает сражение за сражением. Немцы захватили огромные территории Советского Союза – Украину, Белоруссию, Прибалтику, ряд центральных областей, взяли в кольцо Ленинград, дошли до предместий Москвы – в ходе только что начавшегося зимнего наступления удалось оттеснить выдохшиеся немецкие армии от столицы, но угроза ей еще не миновала. Советскому командованию нужна своевременная и максимально полная информация о замыслах гитлеровского командования, о численности, дислокации, передвижении живой силы и техники противника. Нужны как воздух самые свежие и точные данные. Потерю одной резидентуры должна немедля восполнить другая…
Хорошо законспирированная разведгруппа «Паскаля» стала как бы резервом главного командования. И ее бросили в бой, не задумываясь над тем, что резидента и его людей, возможно, ставят под удар. Так, к сожалению, и случилось.
В ночь с 29 на 30 июня 1942 года гитлеровцы совершили налет на радиоквартиру резидентуры «Паскаля» в Брюсселе. Радист «Паскаля» Венцель («Профессор») пытался бежать, но безуспешно. 
15 июля 1942 года Ефремов направил в Центр сообщение об аресте Венцеля и о захвате гестаповцами рации и шифров. Центр потребовал от «Паскаля» принять необходимые меры по локализации провала. И Ефремов принял все зависящие от него меры. Но было поздно. Немецкая контрразведка уже сумела собрать достаточно сведений о резидентуре «Паскаля». Эти сведения передавал гестаповцам агент-провокатор, которого им удалось внедрить в оду из разведгрупп. Эту группу после первых провалов в Брюсселе Центр передал «Паскалю». В группе «Кента» был агент, который работал на полицию. Он и вызвал советского разведчика на встречу под предлогом передачи ему ценных документов. 7 августа 1942 г. «Паскаль» оказался в руках гестапо.
Венцель «Герман» после ареста был доставлен в штаб-квартиру зондеркоманды в крепость Бреендонк в Брюсселе. Не выдержав издевательств, на допросе «Герман» признался, что является советским разведчиком и выдал шифр. Он решился на радиоигру с гестаповцами только после того, как чудом получил записку от помещенного в ту же тюрьму «Паскаля» – Ефремова. В записке «Паскаль» сообщил, что успел проинформировать Центр о провале Венцеля. Радист исходил из того, что Москва не поверит теперь ни единому его слову в эфире. В августе 1942 года началась первая радиоигра гестапо против советской военной разведки.
Константин Лукич Ефремов также после ареста оказался в бельгийском Форте Бреендонк, в тюрьме, превращенной нацистами в пыточную камеру. Он был подвергнут жестоким пыткам. «Паскаль» передал одному из заключенных записку, которую удалось вынести на волю. В ней разведчик сообщал: «Я прошел через ад Бреендонка и испытал все. У меня есть только одно желание – увидеть сою мать». 
Акулина Федоровна, мать Константина Лукича Ефремова, моя прапрабабушка, не дождалась своего сына. Молодая жена Ефремова, с которой он прожил всего полтора месяца перед отъездом в специальную командировку в 1939 году, тоже не увидела любимого. Семья Ефремовых не получила даже похоронки, считая Константина Лукича пропавшим без вести. В рассекреченной в послевоенные годы справке СМЕРШ имелась следующая информация: «Ефремов пропал без вести, о его судьбе ничего не известно». У войны свои законы. Недаром книга Ал. Азарова и Вл. Кудрявцева, посвященная деятельности группы советских военных разведчиков, работавших в самом центре Европы в годы второй мировой войны, выпущенная в 1972 году издательством «Политическая литература», в которой рассказывается о подвиге Константина Ефремова, называется «Забудь свое имя». Такова судьба разведчика, таковы правила игры.
После войны наша служба пыталась установить подлинные обстоятельства гибели резидента «Паскаля». Но не удалось. Даже не нашли место захоронения тела разведчика – отмечает в своей книге «Аквариум-2» генерал-майор Главного Разведывательного Управления Виталий Александрович Никольский. Далее он продолжает – в Военной академии химической защиты по инициативе политотдела выпустили типографски напечатанный «боевой листок» с описанием подвига бывшего слушателя этого учебного заведения военинженера 2-го ранга Ефремова. А в 1973 году тульская областная газета «Коммунар» в четырех номерах напечатала о нем большой очерк «Парень с Голубой речки».
Этот очерк, а также многие другие публикации в печатных издания (газетах и книгах), переписка Красных следопытов Стрикинской средней школы Арсеньевского района Тульской области с моим дедом Кондрашиным Николаем Петровичем, фотографии Ефремова К.Л. и его боевых товарищей и многое другое до сих пор хранятся в моей семье. В этих документах имеется подтверждение работы, проведенной другом и соратником Ефремова генерал-майором ГРУ Никольским В.А. и моим дедом Кондрашиным Николаем Петровичем по увековечиванию памяти героя, рисковавшего своей жизнью каждодневно, особенно после нападения Германии на Советский Союз, понимавшего это, но сознательно, как камикадзе, шедшего на смертельный риск, играя своей жизнью, лишь бы обеспечить Центр необходимыми сведениями, лишь бы хоть немного приблизить Победу.
В 1972 году командование Военной академии химической защиты имени Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко выступило с предложением наградить (посмертно) выпускника этого учебного заведения военинженера 2-го ранга Константина Лукича Ефремова. Отсутствие документов гестапо, подтверждающих расстрел советского разведчика, не позволило принять положительного решения. Но ведь данных о расстрелах тысяч советских патриотов тоже нет. Фашисты далеко не все свои преступления фиксировали в протоколах, отчетах и донесениях. Но времена меняются…
Кто не помнит прошлого, у того нет будущего. Да и как можно забыть жертву, принесенную нашими дедами, прадедами, бабушками и прабабушками ради жизни последующих поколений? Разве можно забыть тяготы и страдания, выпавшие на их долю, подвиг всего народа и каждого человека в отдельности? Сейчас, когда вопрос воспитания и поднятия патриотизма в нашей стране стоит особенно остро, у нас просто нет права забывать о своих героях! Поэтому я и моя семья: мама Кондрашина Валентина Николаевна, брат Кондрашин Дмитрий Николаевич (участник боевых действий в Чеченской Республике), жена Кондрашина Наталья Анатольевна, дочки Кондрашины Кристина и Дарья, а также сынок Кондрашин Андрей, решили продолжить дело, начатое моим дедом Кондрашиным Н.П. и генерал-майором ГРУ Никольским В.А., а также многими другими и адресовали губернатору Тульской области Груздеву Владимиру Сергеевичу обращение «Об увековечивании памяти разведчика Ефремова К.Л. на родной Тульской земле». Совместно с министерством труда и социальной защиты, министерством образования Тульской области, редакционной коллегией «Тульской областной Книги Памяти. Солдаты Победы. 1941-1945гг.» намечен ряд шагов и мероприятий по увековечиванию памяти выдающегося разведчика Ефремова Константина Лукича. Впереди ещё много работы, но я думаю, что все получится, ведь, как писал Роберт Рождественский: «Это нужно не мертвым, это нужно живым».
Я помню! Я горжусь!
Благодарный потомок, Кондрашин Денис Николаевич


Возврат к списку

Написать в редакцию